Пожалуйста, пусть это окажется сном

я вспоминаю вчерашний день. Всё развивалось очень быстро...

он позвонил мне и сказал, что хочет, чтобы я приехала к нему домой и познакомилась с его женой...

я сказала, что это невозможно.

— Она такую истерику устроила. Я еле вырвался из дома, — признался он по телефону.

Когда мы с ним встретились, я заметила, что у него просто вытянутое лицо и выпученные глаза, как у лошади, которая вот-вот понесёт. Я поняла, что ситуация очень серьёзная: он боится потерять детей, семью, привычный уклад жизни из-за возможного развода с женой.

— Она всё про тебя узнала, — сказал он, поцеловав меня в щёку. — Она знает твою страничку в контакте, она сказала, что знает, где ты работаешь, придёт на твоё место работы и устроит скандал.

Я содрогнулась.

— Так, сейчас проверю свой телефон, — сказал, когда мы сели в транспорт. — 6 пропущенных. Сейчас я ей перезвоню.

Я сидела рядом, пытаясь сделать невозмутимое лицо.

— Тамара, успокойся, — повторял он по телефону. Я подумала, что это довольно странно, что он называет свою жену полным именем. — Она хочет с тобой поговорить, — он повернулся в мою сторону, протягивая ко мне свой айфон.

Я в панике жестами стала показывать, что отказываюсь от разговора. Я не вчера родилась и прекрасно понимала, что эта женщина хочет мне сказать. «Сука, шлюха, блядь, я тебя разорву, я тебе жизнь испорчу...» и что-нибудь в этом духе.

Я почувствовала себя невероятно усталой. У меня и так ничего нет… нет матери, я пока даже не начала зарабатывать деньги. Эти отношения — это главное, что меня поддерживает, заставляет двигаться вперёд. Даже если это отношения с женатым мужчиной...

— Она не хочет с тобой разговаривать, — он продолжал диалог с женой. — Я рассказал ей твою позицию… Ну что, я буду пихать ей трубку в ухо? Она не хочет разговаривать. Нет. Я не буду ничего передавать. Она сказала, что не хочет с тобой разговаривать. Ясно.

Он закончил разговор и повернулся ко мне.

— Она сказала, что если я не вернусь домой немедленно, она соберёт мои вещи и выставит меня из дома.

Мы помолчали. Я ясно понимала, что он сделает. Он оставит меня и поедет к ней.

— Ты поможешь донести мне сумку до дома? — робко спросила я.

У него была тяжёлая сумка с продуктами, которые я накупила для Нового года.

— Конечно, — мягко ответил он.

— Ты не останешься даже на чай?

— Останусь на чай.

Когда мы подходили к дому, ему позвонила его мама, которая приехала к сыну из деревни, что отметить Новый год вместе с ним и его семьёй. Я не знала, каково это — иметь мать во взрослом возрасте. Ему 41, и у него есть мать. Мне 24, и у меня нет матери.

— Привет, мам, — сказал он. — Что значит, с кем я гуляю? С кем надо...

Я улыбнулась. Значит, его жена позвонила свекрови и нажаловалась ей на меня. Я почувствовала, что меня окружают со всех сторон.

Я сидела с ним за столом и я видела перед собой человека в состоянии, близком к ужасу. Мысль о том, что его могут выгнать из дома и он вынужден будет жить вместе со мной, делала его просто несчастным.

Я налила нам обоим по бальзаму, который мне подруга привезла из России. Он очень крепкий, 45-градусный. Мы чокнулись и я сказала тост:

— За спокойствие!

Ведь это именно то, чего он хочет. Спокойствия. Не меня, не любви, а спокойствия.

Он улыбнулся и выпил бальзам.

Я внимательно его рассматривала, как будто видела его в последний раз.

— Что ты скажешь жене? — поинтересовалась я.

— Не знаю.

Он был просто выбит из колеи, он ничего не соображал. Я понимала это, поскольку сама уже бывала в таком состоянии.

— Тебе придётся что-нибудь им сказать, когда ты вернёшься домой. Так что ты им скажешь? Какая у тебя позиция?

Он уже успел доесть тортик с чаем, а я ещё даже не начала.

— Послушай, — продолжала я. — Чего ты больше хочешь? Кто тебе больше нужен? Она или я?

— Мне нужна она и дети, — ответил он.

Я собралась с силами, чтобы говорить дальше.

— Тогда единственный способ для тебя успокоить её — это сказать, что ты от меня ушёл и больше не вернёшься. Что мы расстались навсегда.

Его глаза просветлели. Я нашла решение проблемы. 

Я как будто приросла к стулу. Тортик с чаем больше не лезли мне в рот.

Он вскочил со своего стула, погладил меня поголове.

— Ты будешь заказывать пиццу. Вот тебе деньги.

— Я не буду заказывать пиццу, — покачала я головой. Слёзы потекли у меня по щекам. Беззвучные.

— Всё равно, я тебе оставлю. — Он положил деньги на стол, и я не стала спорить. У меня действительно оставалось мало денег до зарплаты.

Я как будто онемела внутри, безучастно наблюдая за тем, как он одевается и уходит.

Потом я легла в постель и продолжала беззвучно плакать. Иногда я открывала рот в беззвучном крике, но у меня не было сил и желания, чтобы меня услышали. Так я провела Новый год. Я обнаружила, что, если постоянно плакать несколько часов, глаза пересыхают и в линзах невозможно что-нибудь увидеть: всё как в тумане. У меня не хватало слёз. Мои глаза пересохли, меня мучила жажда. Тогда я попила водички, сока, ещё чего-нибудь. 

Мне так одиноко. Я хочу ему позвонить, хочу заняться с ним сексом. Просто чтобы не быть больше одной. Просто чтобы почувствовать человеческое тепло. Но это невозможно. Я должна забыть его навсегда. 

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: